Мерил Стрип: «Проблема многих женщин – они попросту заранее не верят в самих себя»

Трехкратная обладательница золотой статуэтки Оскар, Мерил Стрип, сыграв в более чем 60 фильмах, в целом за свою карьеру была 21 раз номинирована на эту престижнeйшую кинонаграду. Таким образом, треть ее киноактерских работ были признаны голливудской академией одними из самых лучших. Никто до нее не удостаивался такой чести.

Безусловно, за кажущейся легкостью стоит огромный труд. Несмотря на свой звездный статус, Мерил никогда не позволяет себе появляться на съемочной площадке без идеального знания текста сценария. В тоже время, Мерил не считает это подвигом, скромно признавая, что обладает умением запоминать огромные тексты благодаря природному дару. Многим, кому приходилось с ней общаться, известна ее привычка в разговоре с собеседником постоянно наблюдать за ним, незаметно фиксируя при этом каждую деталь его мимики и интонации его голоса. Получив профессиональное образование в знаменитом колледже Вассар и в Йелльской школе драмы, она до сих пор не перестает оттачивать и совершенствовать актерское мастерство. Мерил Стрип снискала любовь и признание к себе не только со стороны миллионов кинозрителей, но и вдохновила множество молодых талантливых людей на выбор актерской профессии. Уже стало привычным, что ее имя почти каждый год можно найти среди претендентов на самые престижные награды. Она абсолютно достоверна и в образе рокерши, и в роли настоятельницы монастыря.

О роли женщин в современном обществе, о подходе к работе над новыми ролями, о сомнениях и радостях, мы поговорили с легендарной актрисой, встретившись с ней в зале лосанджелевского отеля «Four Seasons». Она одета в просторную серую блузу и черные кюлоты. На ногах элегантные лодочки молочного цвета на небольшом широком каблуке. Ее светлые волосы собраны в пучок, из-под очков в тонкой темно-фиолетовой оправе уловим ее мягкий взгляд.

Рядом с ней искренне робеешь, хотя она совершенно не пытается довлеть над собеседником. Она как будто постоянно пытается прощупать почву и убедиться в том, что сказанное ею находит адекватный отзыв у собеседника. Может быть, именно потому, что она не старается насадить свое мнение, к ней внимательно прислушиваешься и постепенно проникаешься полнейшим доверием.

В этом году на экраны кинотеатров вышел новый фильм «Секретное досье», в котором она сыграла в дуэте с еще одним любимцем публики, Томом Хэнксом.

Как получилось, что вы только сейчас сыграли в дуэте с Томом Хэнксом? И впервые снялись в фильме Стивена Спилберга?

Правда жизни состоит в том, что я на 7 лет старше Тома, а по неписанным правилам Голливуда, партнерша обычно должна быть младше своего партнера лет на 27 ( улыбается). Что касается Стивена, то в своих предыдущих фильмах он в основном рассказывал истории мужчин. Вряд ли бы для меня нашлась подходящая роль в фильме «Спасти рядового Райана» или в картине «Линкольн» (улыбается). Если я не ошибаюсь, это его первый фильм, который фокусируется на женской героине.

Как вы думаете, чем вызван интерес создателей картины к вашей героине, Кэтрин Грэхэм?

В некоторой степени она представляет женщин своего времени и не только. Важно понимать, что кроме сомнений в правомерности своих действий, она была не уверена в том, что заслуживает ту главенствующую позицию, которую ей пришлось занять. В ней были все задатки лидера, которые она впоследствии в полной мере и проявила. Позднее в своей книге она признается в том, что ее неуверенность в себе основывалась прежде всего на недооценке собственных сил. И это проблема многих женщин – они попросту заранее не верят в самих себя. В конце концов, не мужчины сдерживают лидерство в женщинах. Мы сами это делаем в своих головах.

Но ведь и времена тогда были другими?

Конечно, времена изменились. Достаточно вспомнить, что не так давно потолком для типичной карьеры женщин были должности ассистенток и секретарш. Процент адвокатов, ученых, врачей и политиков среди женщин был очень низким. Поучительна история Сандры Дэй О’Коннор, ставшей первой женщиной, которая впоследствии была назначена на пост члена верховного суда США. Она окончила юридический факультет в Стенфорде в 1952 году. Несмотря на то, что по своим оценкам она стала второй по успеваемости среди выпускников, ее первые попытки найти работу были весьма плачевными. Будущих работодателей как правило интересовало одно – умеет ли она печатать на машинке (усмехается).

Похоже, что времена снова меняются. Как, по вашему мнению, отразятся на Голливуде перемены, связанные с обвинениями в сексуальных домогательствах?

Я надеюсь на то, что эти перемены не ограничатся Голливудом или только индустрией развлечения. Уверена, новая волна осознания роли женщин в современном обществе, поднятая в Америке, прокатиться по всему миру. Это неизбежно и это происходит уже сейчас.

Вы создали столько необыкновенных женских портретов на киноэкране. Какие из ваших личных качеств помогают вам при поиске и создании новых образов?

Я ни в коем случае не состою в одной лиге тех многих незаурядных женщин, которых мне посчастливилось играть на экране. Многие из них – реальные героини, такие как, например, Карен Силквуд, которая расследовала нарушения на заводе по переработке плутония, рисковавшая при этом своей жизнью. На самом деле, мне очень интересно понять, что заставляет порой самых обыкновенных женщин принимать решения, не обязательно гарантирующие им личную выгоду, но которые им кажутся просто необходимыми. Я признаюсь, мне очень любопытно понять, кто эти женщины, что заставляет их быть такими, какими они есть. Да, пожалуй, надо признать, что одно из моих самых главных личных качеств – это любопытство. По всей видимости, я получила его от своей мамы. Можно сказать прямо, я и есть та самая «Варвара», у которой на базаре нос оторвали (смеется).

Как изменился с годами ваш подход к работе над ролями?

У меня всегда, всегда, присутствует страх перед новой ролью. И это ничуть не изменилось с годами. Недавно, после того, как я в очередной раз пожаловалась мужу на то, что у меня уже больше не хватает энергии на актерские разработки, он вдруг указал мне на то, что оказывается, перед тем как приступить к работе над ролью, я каждый раз впадаю в панику. При этом я клянусь в том, что это совсем не моя роль, что я не смогу ее сыграть и что мне надо срочно звонить режиссеру и отказываться от нее. Оказывается, это происходит со мной каждый раз! И когда я это осознала, я поняла, что я всякий раз пытаюсь таким образом избавиться от страха перед чистым листом. Все писатели знают, что нет ничего страшнее, чем чистый лист перед глазами. Да, на нем можно написать все что угодно. Но начать – это всегда страшно (улыбается). И каждый раз, когда перед тобой оказывается чистый лист, ты должен убедить самого себя в том, что можешь на нем написать историю, достойную чьего-то внимания.

Кроме вашей актерской деятельности, о которой известно всем и каждому, вы ведь еще и просто мама. Как относятся ваши дети к тому, что вы постоянно находитесь в центре внимания?

Слава Богу, у меня с детьми сложились очень близкие отношения. У меня три взрослые дочери и один сын, который старший в семье. Все они являются  активными членами общества, очень чутко зачастую реагирующими на изменения в нем. Я очень горжусь ими и в то же время вместе с ними отстаиваю их право на личную жизнь. Я понимаю, что им не всегда легко быть в центре внимания, благодаря только тому, что они мои дети.

Лена Бассе