Аль Пачино: «В мире есть только одно, что возбуждает мое сознание, – это страсть!»

Давно став легендой Голливуда, актер не собирается почивать на лаврах. Помимо участия в многочисленных театральных проектах, в следующем году его можно будет увидеть в фильмах таких прославленных режиссеров, как Квентин Тарантино («Однажды в Голливуде») и Мартин Скорсезе («Ирландец»).

Создав за свою почти пятидесятилетнюю кинокарьеру на экране множество образов мафиози, наркобаронов, полицейских, агентов ЦРУ и ФБР, Аль Пачино доказал, что даже самые плохие парни в его исполнении неизменно обладают не только безудержным темпераментом, но и наделены невероятным магнетизмом. Наверняка это связано с личностью самого актера, которому на роду было написано стать артистом. Маленький, невероятно живой, он с детства обладал не только взрывным характером, но и способностью копировать разных экранных героев, благодаря чему и получил прозвище «актер». Никому не приходило в голову называть его полным именем Альфредо, данным ему при рождении его родителями, выходцами из Италии. Несмотря на католическое воспитание, Аль не отличался кротостью характера. Будучи местным забиякой, он постоянно ввязывался в шумные драки и в конце концов был отчислен из школы за неуспеваемость. Неизвестно, как сложилась бы жизнь парнишки, если бы не его артистический талант, в который он вложил всю страсть своего неуемного характера, приумножив его на упорство и работоспособность, чем снискал себе впоследствии славу и уважение.

Неудивительно, что его герои никогда не отличались ангельским характером. Его Тони Монтана из «Лицо со шрамом» после выхода на мировые киноэкраны приобрел статус культового гангстера. Да и образ слепого подполковника из «Запах женщины», за создание которого Аль Пачино был наконец удостоен престижной премии «Оскар», не назовешь благочестивым. Что уже говорить об образе самого Сатаны, созданного им в фильме «Адвокат дьявола» по всем канонам шекспировской трагедии. Но даже если бы Аль Пачино не сыграл никого кроме Майкла Корлеоне в «Крестном отце», он все равно навсегда вошел бы в историю мирового кинематографа как мастер, создавший один из самых ярких образов на киноэкране.

Несмотря на то, что актер приобрел всемирную известность благодаря кинематографу, его истинной страстью является театральная сцена. Посвятив свою жизнь искусству, Аль Пачино так никогда и не создал семью, хотя никогда не испытывал недостатка в романтических отношениях. Избежав брака, он стал отцом троих детей: его дочери Джулии Марии 29 лет, а близнецам Антону Джеймсу и Оливии Роуз по 17 лет.

Встретившись с Аль Пачино в отеле «Montage», почти сразу замечаешь, насколько не вписывается этот, без преувеличения, великий актер в атмосферу одного из самых дорогих отелей Беверли Хиллз. Невысокий, одетый в лощенную кожаную куртку, Аль Пачино производит впечатление скорее уставшего артиста. На его лице, как в зеркале, отражаются все страсти мира. Его взьерошеные волосы визуально добавляют ему несколько сантиметров роста, а легкая бородка придает его образу артистической небрежности. Но ни его орлиный нос, ни хриплый голос не идут ни в какое сравнение с тем впечатлением, которое производят на собеседника его внезапно загорающиеся глаза, когда он начинает говорить о том, что ему самому интересно.

Вы столько раз заставляли зрителей смеяться, плакать и переживать вместе с вашими героями. А вы помните тот первый момент, когда впервые попали в кино? Как это было?

О, да. Мне было лет пять, когда моя мама взяла меня в кино. Она много работала и у неё совсем не оставалось времени на то, чтобы потратить его на развлечения со мной. Поэтому она часто соединяла и то, и другое вместе. У нас не было в доме телевизора и мы ходили смотреть фильмы в кинотеатр. Помню, что как-то мы смотрели фильм «Потерянные выходные». Меня он настолько поразил, что когда я пришел домой, то начал полностью переигрывать весь фильм, выступая за всех героев сразу. Я рад, что больше мне никогда не пришлось этого делать – мне всегда давали только одну роль, но, поверьте, при этом было и так достаточно работы (смеется).

А можно поподробней об этой вашей актерской работе?

Помню, один из героев в этом фильме, который любил выпить, в какой-то момент хотел найти бутылку, спрятанную им же в квартире накануне. Для этого он пытался воспроизвести свои действия в предыдущий вечер, когда был нетрезв. И вот, представьте, пятилетний малыш входит в роль такого героя, который просто сходит с ума, потому что не может вспомнить, как это было. Все родственники и соседи просто умирали с хохота, а я не понимал, что было в этом смешного – это же трагическая сцена, ему же плохо, а они все смеются. И только потом я понял, почему они смеялись. Только потом… Мне было всего лишь пять лет, понимаете? Но я ведь по-настоящему играл. Но они смеялись не над моей игрой, слава Богу!

После всех сыгранных вами многочисленных ролей, испытываете ли вы гордость за то, что сделали и чего достигли?

Когда ты занимаешься столько лет неважно чем, сколько я занимаюсь актерской игрой, ты в какой-то момент перестаешь воспринимать свою деятельность как что-то особое. И в этом вся соль. В мире есть только одно, что возбуждает мое сознание, – это страсть! Страсть что-то делать, к чему-то стремиться. Она не только пробуждает в нас жизнь, а и позволяет делать чудеса. Но с годами я все реже и реже испытываю ее. Я могу сосчитать на пальцах одной руки фильмы или пьесы, в работе над которыми я испытывал настоящую страсть. Особенно после того, как мне исполнилось 30.

А как же роль Господа Бога? Неинтересно или трудно?

Трудно? Да вы шутите! Я мечтаю сыграть Бога! Дайте мне эту роль, я уже готов ее сыграть! Я ведь уже играл дьявола, так почему бы не сыграть Бога? Вот как раз дьявола было не так легко играть, особенно мне, католику (смеется). Но недавно, при встрече с епископом, я сказал, что я раскаиваюсь в том, что сыграл такую непристойную роль. На что он мне ответил, что отпускает мне этот грех. Видите, как у нас, католиков, все просто! Нет-нет, не так все плохо. Я отчетливо понимаю, как мне повезло в жизни, с какими людьми мне довелось работать, какие роли играть. Как приходилось заставлять свой мозг работать и ставить его в совершенно иные рамки. Конечно, я немного подустал, не могу ходить как следует, трудно поднимаюсь со стула, но энергии у меня еще, слава Богу (делает «большие» глаза), хватает!

Лена Бассе