Тони Алстон: «Mы же − креативщики, потому решили, что не хотим жить на зарплату и заниматься скучными вещами»

Тони Алстон

Недавно в Одессе прошел День Открытых Дверей Лондонского Университета Искусств. Во время этого события город посетил директор приемной комиссии, профессор Тони Алстон и провел встречу-презентацию с будущими абитуриентами. Мы поговорили с иностранным гостем о его творческом пути, развитии fashion-и ндустрии в Украине и секретах успеха для начинающих дизайнеров.

Кем Вы мечтали стать в детстве? Если мечта не сбылась, жалеете ли об этом?

− Вы знаете много детей, которые мечтают о работе?! Я думаю, что все дети, прежде всего, хотят играть.  Я — не исключение. В детстве я играл в разные игры, ходил в школу, и, конечно же, любил рисовать. У меня всегда были с собой ручки и карандаши. Я постоянно рисовал.

Вам приписывают открытие имен Джона Гальяно и Александра Маккуина. Помните свое первое впечатление после встречи с ними?

− В первую очередь, я хочу сказать, что Александр Маккуин изначально был найден и открыт Луизой Вилсон, которая на тот момент руководила курсом магистратуры с центром вСент-Мартинсе. Что касается впечатления: я оцениваю человека по результатам его работы. Когда я вижу красивую картину, которая меня впечатлила, то, поверьте, мне все равно, какой в жизни характер у ее автора и т.д. – я просто вижу прекрасную картину!

− Что вы можете сказать о знакомстве с Джоном Гальяно? Каким оно было? Наверное, вы сперва познакомились с его творчеством, исходя из того, о чем мы говорили ранее… Расскажите, какое впечатление произвели его работы?

Вгод, когда Джон Гальяно показывал выпускную коллекцию я, увидев ее (она была посвящена Великой Французской революции) поразился тому, какую гигантскую исследовательскую работу он провел. В коллекции присутствовали мотивы эпохи, исторические детали, фасоны, форма… Сразу было видно, что это не просто чья-то фантазия, а большая и серьезная исследовательская работа. Когда модели выходили на подиум, я мог себе представить, что же у него нарисовано в скетчбуке, как выглядят его эскизы. То, что он сделал, что нашло отражение в его коллекции, и было тем, чему учил ведущий Лондонский колледж искусства и дизайна, тем результатом, который должен  был продемонстрировать выпускник колледжа.

− Что произошло дальше? Какова была участь вещей из коллекции? Быстро распродались?

Мы зашли с Джоан Берстейн за кулисы, и она купила каждую вещь из его коллекции. Ранее с ней такого не случалось. Потом мы выставили коллекцию в витринах BROWNS, а через две недели началась Лондонская неделя моды. Приехали байеры(прим. посредники между покупателями и дизайнерами), и буквально начали драться за то, чтобы купить эту коллекцию, причем не по закупочной цене, а по продажной (по ритейлу).

−  Да, действительно такие показатели говорят о дизайнере лучше любого личного впечатления. Интересно, а кто поспособствовал раскрытию вашего творческого потенциала? Были ли люди, оказавшие на вас существенное влияние?

− Осси Кларк. Я бы сказал, что это было самое главное событие для меня в 60-е годы… Дэвид Хокни, мистер и миссис Кларк и Пёрси (это их кот). Девид Хокни как раз нарисовал эту картину… Я встретился с Девидом Хокни как раз, когда он закончил свою первую серию, и, наверное, он оказал на меня очень сильное влияние – искусство, креатив.… И я понял, что хочу быть частью этого мира.

Да, что интересно недавно, два года назад, познакомился с людьми, и они сказали, что на самом деле ирония заключается в том, что Осси Кларк с супругой никогда не хотели назвать своего кота Пёрси. Они думали, что это ужасное имя, и только потому, что Девид Хокни, у которого было мировое имя, сказал, что это прекрасное имя, они так назвали кота.

− Помните момент, когда вас попросили вас занять должность креативного директора британского модного магазина BROWNS? Расскажите о нем.

−  Я работал графическим дизайнером, но не на постоянной работе. Если мне было интересно работать над проектом, я его делал, получал за него гонорар, и, в общем-то, был свободным художником. Хотя нельзя сказать, что был полностью свободным: так или иначе, но зависел от проекта.

Моя жена Сью была дизайнером трикотажных вещей, лучшим в Лондоне. Она была очень креативной, и работала с самыми серьезными Домами моды мира. Мы были достаточно молоды, и много денег  не зарабатывали, потому что по-житейски были еще недостаточно мудрыми.

−  То есть, насколько понимаю, вы работали исходя из заказов, и не устраивались на обычные работы?

− Да мы могли устроиться на обычную работу, получать зарплату. Но мы же − креативщики, потому решили, что не хотим этого – жить на зарплату и заниматься скучными вещами. Мы хотим свободы! Мы брали клиентов, делали проект, и таким образом зарабатывали деньги, хотя это было достаточно непросто.

−  И эта ситуация привела вас к позиции креативного директора британского модного магазина BROWNS? Почему вы решили попробовать себя именно в этом направлении?

−  Так мы дошли в своей жизни до такого момента, когда нам реально нужны были деньги. Я получил работу в Центре дизайна. На то время это было очень престижное заведение. Это было очень круто, хотя и  совсем не то, чем я хотел заниматься. Однако деньги я там получал хорошие, что меня и сдерживало. Но как-то  я увидел в газете объявление, что  требуется специалист моего  направления. Я встал перед выбором: остаться на прежней работе,  или пойти на встречу с новыми людьми. Что-то меня подтолкнуло выбрать второй вариант. Внутренний голос шептал: «Не бойся, иди туда».

−  И что же было дальше? Все же решились пойти на встречу, судя по всему…

− Когда я пришел по объявлению, там уже стояли девять девочек — выпускниц Сент-Мартинса с огромными портфолио. В сердце закрался страх: «Как я могу с ними конкурировать?!» Но я подумал: «Да Господь с ним!». Ведь если я скажу жене, что ушел, испугавшись этих девушек, то это будет мое полное фиаско. Я тогда больше боялся  признаться жене, что мне страшно конкурировать с этими девушками, нежели боялся их самих.

− Как вы считаете, почему BROWNS выбрали вас среди остальных претендентов?

− Проанализировав эту ситуацию, я понял то, чего не поняли девочки из Сент-Мартинса. Что на самом деле в BROWNS искали не фешн-дизайнера, а креативного директора.

Я ведь вы свое время изучал графический дизайн и моду, так что у меня было две сильных стороны и мне дали эту должность – креативного директора.

− Какие отношения были у вас с руководством?

− Джоан Берстейн меня очень любила, называла арт-директором, хотя в то время еще никто не знал, что это такое, чем надо заниматься, и вообще зачем это нужно.

− Кстати, а если говорить о ваших проектах? Что особенно запомнилось?

− Вы, знаете бренд МОЛТОН БРАУН? Так вот, весь графический дизайн, и упаковку, и брендинг для него сделал я.  Мою линейную графику никто и никогда не смог бы воспроизвести, потому что я – левша. Кроме того, я все рисовал рукой, а не набирал на компьютере.  Это была в прямом смысле слова ручная работа.

− Как вы в целом оцениваете тот период жизни?

− Время было классное!  Я мог ходить на приватные просмотры, на фешн-шоу, на показы, на открытие выставок. Естественно, я был тогда счастлив. Зарабатывал немного, но жизнь бурлила. А деньги я заработал чуть позже.

− С чего началась ваша работа, в качестве директора приемной комиссии Лондонского Университета Искусств? Что послужило импульсом для этой сферы деятельности?

− Лондонский Университет Искусств давно приглашал меня на работу, но я отказывался. Тогда я мог позволить себе свободу выбора, поскольку работая на BROWNS, имел возможность работать в чистом виде на Дома моды. Подчеркиваю: не на магазины, а именно – на Дома моды.

Другое дело, что когда ты фрилансер, и не имеешь гарантированного дохода,  то хватаешься за любую  предложенную работу, трудишься буквально день и ночь. И в какой-то момент я   понял, что не могу работать каждый день до четырех утра. Решил, что   пришло время сдаться на уговоры Университета Искусств и согласился там работать.

−  Какими качествами должен обладать дизайнер, чтобы попасть на обучение и добиться успеха в будущей профессии?

Я всегда говорил и говорю своим студентам: неважно, что вы учите – моду или любой другой предмет, — в любом случае вы должны тренировать связь между между глазами, мозгом и рукой.  Что это значит? А вот что.  Увидели нечто интересное, переработали в мозгу, запечатлели, зарисовали.

− И все же есть какие-то ключевые характеристики, которые позволяют достичь успеха?

− Невозможно просто так научиться придумывать платья. Нужно тренироваться, воспринимать информацию, перерабатывать ее, и затем переносить на источник. То есть, трудиться и работать над саморазвитием это главное качество.

− Как Вы считаете, насколько развита сейчас fashion-индустрия в Украине?

− Вы считаете, что в Украине есть индустрия моды? Простите, но то, что я вижу, я бы индустрией не назвал. Есть, конечно, очень много людей, которые стараются быть толковыми, среди них немало талантов, но это еще нельзя назвать индустрией. Очень многие дизайнеры ориентированы на то, чтобы комедийно пиариться, делать одежду для звезд Красной Дорожки. Я вижу иногда молодежь, которая старается быть в индустрии.

− Но все же, может, в нашей стране есть какие-то приятные исключения?

Концептуальное место, где я живу и где действительно есть индустрия, это магазин Atelier1 в Киеве. Я бы хотел, чтобы Одесса была признана креативной столицей. Но замечу, что английская фешн-индустрия в течение 30 лет после войны не развивалась. Такое же положение я наблюдаю сейчас в Украине после приобретения независимости. Но хочется верить, что у вас есть время и потенциал для покорения многих вершин в этом направлении.

−  Над чем вы сейчас работаете?

− Сейчас мой самый главный проект – это молодые люди, и особенно — в Украине. Я влюбился в Украину. Тут есть очень интересные дизайнеры, которые  стараются работать так, чтобы их понимали в мире, но при этом не утрачивая национальную эйдетику.

− У вас есть любимое место, где вам спокойно и комфортно?

В своей жизни я побывал едва ли не во всех странах; можете ли вы себе это представить или нет, но это так. Но именно здесь я чувствую себя наиболее комфортно, как дома. И получаю огромное удовольствие от работы с молодежью.

− Насколько нам известно, Одесса не единственный город в Украине, где вы побывали. Какое впечатление произвел на вас наш город? Комфортно себя здесь чувствуете? 

Одесса – просто потрясающий город. Я люблю Киев, мне нравится центр городаи«Арсенал», но в Одессе есть что-то такое, что я даже не могу определить и выразить  словами.

Мне искренне хочется, чтобы Одесса росла и развилась. Понимаете, самое главное для того, чтобы что-то сделать – это почувствовать то, что именно ты можешь сделать для этого человека, этого места, этой страны. Я люблю Украину, и мне кажется, что здесь есть множество интересных возможностей для развития.


Автор: Анастасия Холдаковская

Фотограф: Александр Хохлов