Шоу-бизнес

Ирина Билык: «Три раза мне хотелось навсегда уйти со сцены»

Womanmagazine / Дек 24, 2015

- Ирина, ваше имя у многих ассоциируется со словом «успех». Что помогает не сдаваться перед трудностями на протяжении всего творческого пути?

- Каждый год человек находит в себе силы, чтобы творить. 20 лет назад у меня были одни причины и желания, сейчас – совсем другие. Раньше я не знала, зачем  это делаю. Просто считала, что это кому-то нужно. А сейчас все чаще задумываюсь по утрам, хочу ли вообще столько делать для людей. На это уходит слишком много сил, времени и здоровья. Я вижу отдачу на своих концертах, но по телевизору наблюдаю, что общество продолжает погружаться в мрачное состояние. Хочется постоянно говорить:  «Перестаньте друг на друга злиться и писать ужасные вещи в интернете!». Раньше этого не было, и я могла видеть только то, что происходит в жизни, общаясь с людьми лично. И если говорить честно, то сейчас мне нужно больше усилий, чтобы собраться и выйти на сцену.

- Что, как правило, помогает вам собраться? 

- Сейчас я все делаю для себя. На первом месте всегда мое настроение, потом – настроение моей семьи, друзей, поклонников и лишь потом обращаю внимание на мнение людей, которым не интересна моя музыка. Раньше я хотела, чтобы они приходили на мои концерты перевоспитываться и ощущать позитивную энергетику, а сейчас – наоборот, просила бы не ходить тех, кому не нравится душевная, духовная музыка.

- Вы прошли путь от начинающей певицы до настоящей дивы. Можете вспомнить, какой этап вашего творчества дался вам сложнее всего?  

- Это еще полпути! (улыбается). Было очень сложно, когда в стране не хотели слушать и слышать украинские песни. Это было со времен моего детства, когда фамилии в паспортах переводились на русский манер. Я родилась в Киеве. Тут было тяжело думать и петь на украинском. Но я была одержима идеей, что людям это нужно. И как оказалось, действительно нужно. Я всегда буду говорить, что половина нашего населения – русскоязычное. И нельзя за это ругать, потому что мы не виноваты. Нас такими в свое время сделали.

- Были ли моменты, когда хотелось уйти из шоу-бизнеса и посвятить себя чему-нибудь другому?

- Такие моменты были три раза точно. Впервые эта мысль посетила меня в 2000-м году. Украинским артистам пришлось несладко: в основном покупали билеты на западных и российских певцов, а украинские песни убирались из эфира. Я разочаровалась и решила, что больше не хочу бороться. Но позже пересилила себя и записала песню «Країна». В принципе, моя жизнь на сцене в украинском шоу-бизнесе похожа на борьбу. Я все время за что-то борюсь! У меня очень много поклонников, которым было бы стыдно сказать, что я перестану творить из-за каких-то разочарований. Второй такой момент произошел после рождения ребенка. Все критиковали меня за набранный вес. Была обида на журналистов, они постоянно искали в моих словах и действиях подвох и провокацию. Фотографировали в невыгодных моментах и позах. Я не могла понять, зачем они это делают.  Ведь я простой человек, который пишет красивые песни и дарит их людям. Но мне почему-то упорно приписывали образ холодной дивы.

- Как считаете, что стало своего рода «ценой» вашего успеха?

 - Было очень много потраченных нервов. Непростые ситуации были всегда: и в жизни, и на концертах. И, конечно, деньги. В свое имя я вложила их очень много, начиная от костюмов и заканчивая шоу, которые «работают» на артиста не более двух лет.

- Был ли когда-то эмоциональный пик, когда пришлось прибегать к помощи специалистов?

- Да. Это было в 1997-м году после концертного тура «Так просто». Было очень много городов, мы давали по 3 концерта в день. Надо было следить за всем. Даже за тем, какие цветы тебе выносят на сцену. Приходилось петь и разговаривать с публикой больше 7-ми часов подряд без остановки. Если говорить по-простому, то после этого тура у меня «поехала крыша». Вернувшись в Киев после концертов, я часто плакала, разговаривала сама с собой, слышались голоса. Пришлось обратиться к психотерапевту, который занимался со мной год. Он рассказывал о счастье, общался, слушал, тренировал меня... Только спустя полгода после этого тура я смогла вернуться к работе.

- Помимо того, что вы востребованная артистка, вы еще и мама. В чем разница между Ириной Билык – артисткой и мамой?

- Меня очень удивляет, когда в общественных местах люди спрашивают: «А как ваш сын? Он живет с вами?». Этот вопрос очень обижает. Не представляю, как ребенок может жить без мамы. Я знаю украинских артисток, которые отдали своих детей на воспитание бабушкам и дедушкам. И считаю их певицами легкого поведения. Ребенок должен постоянно быть с матерью. Надеюсь, я отлично справляюсь с этой ролью. На сцене люди не могут этого замечать, потому что под рукой у меня нет ни плиты, ни сковородки, ни кастрюль. Но если бы на сцену во время концерта вынесли все продукты и подручные средства, то я бы смогла приготовить ужин на весь зал во Дворце.

-  Глеб принимает активное участие в вашем творчестве или при выборе одежды?

-  Он беспокоится о моем стиле. Раз в 3 месяца мы вместе заказываем в Интернете посылки из США. Он знает, что я очень люблю футболки с изображением Иисуса, Божьей матери, рок-звезд. И помогает определиться с выбором. А что касается музыки, то сейчас Глеб играет на барабанах в рок-группе. Причем он не рассчитывает на мою помощь и делает все с ребятами сам.

- Вы неоднократно признавались в том, что влюблены и счастливы. Как и в чем вас изменили последние отношения?

- Мне кажется, что я никогда не буду довольна мужчиной, который рядом со мной. Возможно, как и он мной. У меня есть свои амбиции, пристрастия, вкусы. У всех мужчин, которые жили со мной – то же самое. Недавно я начала понимать, почему некоторые пары, прожив вместе 30 лет, расходятся. Потому что мужчины и женщины никогда не могут друг друга понять! Я за легкие отношения: пока все хорошо – живем. Как только что-то перестало устраивать или стало скучно – значит, пора расходиться. Думаю, что в моей жизни еще будут романы и приключения… Я ведь тоже не идеальна. Но это даже интереснее! Пускай будет так! (смеется).

- Нельзя не отметить то, что вы отлично выглядите. Поделитесь, какие процедуры по уходу за собой всегда в вашем списке?

- Я очень полюбила травяные чаи. Недавно привезла из Греции много оздоровительных сборов, которые завариваю каждый день. Стараюсь исключать из своего рациона соль и обязательно хожу на массаж тела и лица. Не буду скрывать, я перепробовала все новшества салонных процедур и различные инъекции. И не жалею об этом! Скорее всего, люди, которые обсуждают в негативном ключе мою внешность, просто не имеют возможности позволить себе эти процедуры. Пускай говорят. В 70 лет они превратятся в старух, а у меня еще будут молодые любовники! (смеется).

- Осенью многие из нас замечают за собой апатию. Есть ли в вашем арсенале какой-то беспроигрышный метод борьбы с депрессией?

- Только подружки! Обязательно собираемся все вместе и дурачимся. Чтобы никто не мешал нам веселиться, прячемся у кого-то в загородном доме. В эту компанию вхожа моя любимая подружка Ассия Ахат. И еще одна «подружка» - Гарик Кричевский! Я очень дружу с его женой Анжелой, потому Гарик – единственный мужчина, который присутствует на всех наших девичьих посиделках. 

- Несколько лет подряд вы готовите новый альбом под названием «Без грима». Расскажите подробнее об этом проекте. Почему лично для вас он – особенный?

- Это как памятник. Если Пушкин писал: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», то обо мне можно будет сказать то же самое этим альбомом. Мы делаем вместе с моим гитаристом  Орестом Галицким. Каждая песня в этом альбоме будет особенной. Альбом давно уже должен был выйти в свет, но  меня обманул аранжировщик, взяв 45 000 долларов так ничего и не сделав. Пришлось все начинать сначала…

- Вы прочно закрепили позицию украинской Мадонны. Как относитесь к этому сравнению?

- Скорее всего, это сравнение не по внешнему сходству. Мы с ней разные люди. Я более романтичная, нежная, а она – настоящий боец. Но мне приятно это сравнение, потому что хотелось бы обладать такими же качествами, чтобы управлять миром. Так, как это делает Мадонна. Она очень смелая. Со временем я тоже приобрела это качество. У меня есть масса идей! Но я жду, чтобы люди забыли о войне и к нам вернулись оккупированные города.  Думаю, что тогда сделаю новое шоу и снова покажу всем, как надо работать.

- В чем для вас заключается личный максимум? 

- Это любовь. На сцене, в жизни. Никому не нужен грустный, мертвый мир, если в тебе нет любви, которую ты можешь отдавать.